Котики в обмен на детей

Жительница столичного района Чертаново, у которой из-за антисанитарии были изъяты двое детей, согласилась выселить из квартиры более 20 кошек, чтобы вернуть своих сыновей. Об этом заявил детский омбудсмен Павел Астахов, хотя сегодня же его помощник рассказывал обратное. Опрошенные «Газетой.Ru» общественники отнеслись к этому сообщению без особого оптимизма: даже если детей вернут, проблемы ювенальной юстиции в России никуда не исчезнут. История с изъятием детей из грязной и полной кошек квартиры в столичном районе Чертаново продолжает набирать обороты. В понедельник с подачи Рената Абдеева, помощника уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, СМИ сообщили о том, что мать изъятых в Чертаново детей отказалась выселять из квартиры 20 кошек. «Она говорит: я кошек не отдам, для меня кошки — как дети», — сообщил Абдеев «Интерфаксу». В правозащитном центре «Иван-чай», благодаря которому история семьи получила широкий резонанс, эти слова москвички не подтвердили. «Я не знаю, откуда у него такая информация. Он с ней лично не общался сто процентов. Вся информация, которая попадает в СМИ, поступает исключительно из органов опеки», — рассказала «Газете.Ru» главред РИА «Иван-чай» Элина Жгутова. В беседе с «Газетой.Ru» помощник Астахова уточнил, что на данный момент мать семейства уже пересмотрела свою позицию. «Это было раньше. А теперь она говорит, что по вопросу с кошками удалось договориться, сейчас для них ищут приюты в Подмосковье», — сообщил Абдеев. Позже эту информацию подтвердил и сам детский омбудсмен.

Мать двух изъятых малышей в Москве согласилась, что 20 кошек СЛИШКОМ много и готова их передать в хорошие руки ради возврата детей. «Любовь к животным — важное человеческое качество. Но оно не должно противопоставляться заботе о детях. Любите детей, заботьтесь о животных», — отметил Астахов в своем твиттере. Детский психолог и общественный деятель Ирина Медведева, занимающаяся историей с семьей из района Чертаново, в беседе с «Газетой.Ru» предположила, что решение матери отдать 20 кошек ради возврата детей может быть не более чем слухами. «Вообще, требование избавиться от животных абсолютно незаконное, бесчеловечное и абсурдное: ни в каком законе не прописано, что для того, чтобы тебе вернули детей, ты должна отдать несчастных животных, причем неизвестно куда, так как у нее нет денег для приюта для кошек», — поделилась Медведева. «Конечно, она это сделает, если встанет выбор», — добавила психолог.

Сам Астахов или его помощники не посещали квартиру семьи и не встречались с матерью. «Я не езжу по этим ситуациям, у нас для этого есть юристы», — рассказал Абдеев. «Юрист отправлялась туда и разговаривала и с опекой, и с мамой. И на тот период — когда этот скандал только начинался — квартиру посетили и опекой были предъявлены фотографии. Был сделан вывод, что квартира в ужасающем состоянии, и это было доложено Астахову. После этого семье начали помогать, чтобы вернуть детей», — добавил помощник Астахова.

Instagram Павла Астахова

Instagram Павла Астахова Однако общественники в подлинности снимков, обнародованных детским омбудсменом, усомнились. «Кто может подтвердить их подлинность? Это не номерные документы, которые были предоставлены службой Астахова. Эти фотографии могли были быть сделаны в любом другом месте», — подчеркнула Элина Жгутова. Как бы то ни было, сегодня детский омбудсмен выложил в инстаграм новую порцию фотографий из этой чертановской квартиры. В настоящее время в квартире, откуда были изъяты 6-летний мальчик и его 12-летний брат, проходит ремонт. Неравнодушные волонтеры помогают семье навести в квартире порядок и решить проблему с кошками, чтобы мальчиков можно было вернуть матери и бабушке.

Фото опубликовано Павел Астахов (@rfdeti) По словам Рената Абдеева, ремонтом занимаются помощники Астахова — общественные движения, объединения, волонтеры. Кроме того, дело курирует Совет по защите семьи и семейных ценностей, куда, в частности, входит «Иван-чай». На днях эта организация написала заявление в органы опеки о том, что дело этой семьи должно быть взято под общественный контроль.

Фото опубликовано Павел Астахов (@rfdeti) В «Иван-чае» «Газете.Ru» уточнили, что ремонт в квартире осуществляет волонтер, глава фонда «Русское достояние» Сергей Мельник и его рабочие. Мельник занимается помощью детским домам, интернатам и неблагополучным семьям уже в течение восьми лет, а буквально в этом году он оказывал поддержку жительнице Дивеево, у которой органы опеки отобрали четверых детей. По версии «Иван-чая», как и в случае с Чертаново, изъятие детей было осуществлено незаконно. Тогда в качестве причины лишения родительских прав было указано плачевное материальное положение матери. «После вступления в силу 442-го закона по стране идет волна изъятий. Этот закон развязал руки органам опеки — они чувствуют себя совершенно безнаказанными», — сетует Элина Жгутова. Речь идет о законе «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», вступившем в силу 1 января 2015 года. Именно он закладывает основы так называемой ювенальной юстиции, позволяющей изымать детей из семей без желания их родителей.

История с изъятием детей из грязной и полной кошек квартиры в столичном районе Чертаново дополнилась подробностями. Обстановка в доме действительно…  По словам Жгутовой, не только в России, но и в других странах, например Германии, Норвегии и Финляндии, к ювенальной юстиции выдвигаются два требования: обозначить четкие критерии изъятия ребенка и усилить ответственность органов опеки. Частный случай в Чертаново Элина Жгутова связывает именно с недостатками этих двух пунктов. «Органы опеки всегда говорят, что это маргиналы, что они пьют, что у них пахнет и так далее, но никаких свидетельств или актов не предоставляют», — уверена правозащитница. В беседе с «Газетой.Ru» Жгутова поделилась подробностями истории семьи из Чертаново. 24 февраля 2015 года в их квартиру пришли восемь человек, не предъявив постановлений и документов, удостоверяющих личность. «В этот же день органы опеки изъяли детей, хотя по закону для этого должна быть непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка — грубо говоря, над ним уже должен быть занесен топор. Семья раньше не наблюдалась у органов опеки — это был первый сигнал, который поступил участковому в форме устной жалобы (как выяснилось впоследствии, на хозяйку кошек пожаловались соседи. — «Газета.Ru»). Результат — дети полгода в приюте, их социальный статус по-прежнему не определен», — рассказала глава «Иван-чая». «8 июня мать детей ограничили в родительских правах — это один из этапов их лишения. Если через полгода к ней придут, почувствуют запах и решат, что он по-прежнему сильный, то родительских прав в конце концов лишат. А нюхать будет, видимо, Чернова (начальник опеки района Чертаново Елена Чернова. — «Газета.Ru»)», — усмехается Жгутова. Как уже писала «Газета.Ru», поводом для изъятия детей стало то, что в квартире семьи слишком много кошек (более 20) и имеется запах, который якобы ощущают даже соседи. Среди других претензий, названных в органах опеки, фигурировали неработающие кран в раковине и унитаз, старая мебель и отсутствие телевизора. Кроме того, органы опеки остались недовольны тем, что старший сын находится на семейном обучении, а младший — не ходит в детский сад.

Поражающее воображение преступление произошло в Нижнем Новгороде — в одной из квартир города были обнаружены расчлененные останки шести детей в…  Об ином положении вещей в этой семье сообщают общественники. «Мама мальчиков — интеллигентная женщина, которая прекрасно воспитывала своих детей. Младший сын уже давно читает, хотя ему шесть лет. Я как детский психолог могу сказать, что многие дети до поступления в школу этого не умеют», — подчеркнула Ирина Медведева. Старшего ребенка мама была вынуждена забрать на домашнее обучение, так как ей это посоветовали в школе: ребенок неохотно шел на контакт со сверстниками. «Она много занимается с сыновьями, работает в поте лица, чтобы прокормить детей — зарабатывает репетиторством. И вот над такими людьми устраивают подобное издевательство», — посетовала Медведева. Мать детей требовала их возвращения и настаивала на том, что в холодильнике всегда было полно еды, а в шкафах лежала чистая одежда. «Что касается грязи и запаха от кошек, то это личная жизнь семьи», — уверены в «Иван-чае». Детский омбудсмен Астахов также подчеркнул, что грязь и зловоние — не повод лишать женщин права воспитывать детей в семье. Впрочем, даже если дети вернутся в семью, этот инцидент может стать травмой для них на всю оставшуюся жизнь. «Изъятие ребенка из семьи — это всегда удар, — уверена Ирина Медведева. — Кто ответит за разлучение детей и матери? Это может превратиться в рану на всю жизнь, которую никогда не удастся компенсировать или залечить».

Добавить комментарий