«Нам все время говорили, что сейчас приедут»

К самолету, экстренно севшему в столичном аэропорту Шереметьево из-за остановки сердца у пассажира, не подали вовремя реанимацию, говорят люди, летевшие на этом борту. В лайнер зашли врачи, у которых в ларингоскопе не было батареек. Реанимационная бригада приехала через 1,5 часа, но пассажир уже скончался. В аэропорту Шереметьево указывают, что медики делали все возможное. Пассажиры рейса 831 авиакомпании Air Europe, следовавшего из Барселоны в Челябинск, обвиняют московский аэропорт Шереметьево в гибели молодого уральца Артема Чечикова, возвращавшегося с женой из свадебного путешествия. Блогер Дмитрий Балакирев написал в своем интернет-журнале, что эту историю ему рассказал его знакомый, который играл с Чечиковым в любительской футбольной команде. Инцидент произошел еще 18 августа, а на днях знакомый Балакирева прислал ему рассказ пассажирки Ларисы Амировой, ставшей свидетельницей трагедии. «Мы летели из Барселоны, когда парню стало плохо, ему на помощь пришел врач-реаниматолог — мировой мужчина. Искусственное дыхание, кислородные баллоны, адреналин, все реанимационные действия. Такую оперативность я видела только в фильме «911», экипаж работал слаженно», — пишет Амирова. Капитан самолета принял решение сажать машину в ближайшем аэропорту, им оказался столичный Шереметьево. «Мы с подругами вздохнули с облегчением, подумав: уж в Москве-то спасут точно, — продолжает Амирова. — Самолет посадили в аэропорту Шереметьево буквально за 10–15 минут. Дали коридор, припарковали. Но ни машины реанимации, ни даже «скорой» не оказалось! Только представьте: время идет, врач непрерывно качает парню воздух, поддерживает жизнь. Через 15 минут прибегают две женщины-фельдшерицы с зеленкой и бинтами. Хлопают глазами и говорят: «А мы не знали, что у вас такой серьезный случай». Спрашиваем у них: «Где «скорая»? Где реанимация?» В ответ: «Скорая» будет ехать долго». Хотя время было пять утра, все улицы должны быть пустыми». В итоге пришлось еще раз вызывать скорую, говорит «пассажирка». «Приехали, прибор для поддержания дыхания не работает — батареек нет, вместо мягких носилок принесли каталку, хотя несколько раз было озвучено, какие носилки нужны. Чтобы вытащить парня из самолета, нужно сначала предъявить паспорта», — рассказывает Амирова. Она так и не увидела, на чем увезли пассажира. Через два часа после посадки Чечиков скончался. На одном из автомобильных форумов также обсуждают это происшествие. Пользователи нашли на врачебном форуме и перепостили у себя сообщение от свидетельницы, подписавшейся «С-ва И.И». «Это крик, вопль, это боль за российскую медицину, боль за умершего парня, его родителей и жену! Вчера у меня на руках умер 24-летний мужчина. Красивый, сильный. Я видела смерть, я знаю ее лицо, я научилась ее встречать спокойно. Но то, что произошло…» — не находит подходящих эпитетов женщина. По ее словам, на борту были проведены необходимые мероприятия, «насколько это возможно в таких условиях руками опытного реаниматолога и неопытных врачей различных профессий». Делали непрямой массаж сердца, давали кислород — на борту было несколько баллонов, в бортовой аптечке нашелся адреналин. «Парень начинает шевелиться, зрачки сужаются, цианоз медленно исчезает, но АД (артериальное давление. — «Газета.Ru») не прослушивается. Попутно выясняем у жены, что парень здоровый, не пьет, не курит, занимается спортом. Выставляется диагноз: «острая коронарная недостаточность, отек легких», — рассказывает свидетельница. Она добавляет, что реанимационную бригаду ждали 1,5 часа. «Был пятый час утра, насколько я помню. Нам все время говорили, что «едут, сейчас приедут». Тащили парня, тащили, тащили. Была надежда. Он умер, когда приехали долгожданные реаниматологи, подошли к парню неторопливым шагом. Одна из них спросила у нас удивленно: «А вы что его не мониторите?» Это был полный закат. Было страшно, было обидно. За своих коллег, за жену, которая билась в истерике, когда ей сказали: «Он умер». Не исключено, что этот пост написала врач из Кургана Ирина Сурикова. О ней рассказал журналистам тот самый реаниматолог, который спасал пассажира, — заместитель директора городского центра медицины катастроф Валерий Лукьянов. «Весь полет мы проводили все реанимационные мероприятия. Я делал массаж сердца и искусственное дыхание. Мне помогали два доктора из Кургана: Кныш Наталья и Сурикова Ирина. Большую помощь оказал профессионально обученный стюард испанской компании, а также неизвестная мне медсестра», — сказал южноуральскому телеканалу «Восточный экспресс» Валерий Лукьянов. Аэропорт Шереметьево прокомментировал произошедшее 22 августа, спустя четыре дня. В информационном сообщении на сайте аэропорта указано, что самолет сел в 4.56 утра по московскому времени. «К борту прибыли амбулифт — специальный автомобиль для снятия пострадавшего пассажира с самолета — и машина скорой помощи с бригадой врачей. Дополнительно была вызвана специализированная «скорая помощь» из ближайшего города. Медики аэропорта Шереметьево более часа оказывали медицинскую помощь и делали все возможное, чтобы стабилизировать состояние больного. Однако в 06.35 мск медиками была констатирована биологическая смерть пассажира», — говорится в сообщении. Когда именно прибыли врачи, не указывается. В Шереметьево заявили, что «для выяснения всех обстоятельств произошедшего сейчас проводится всестороннее служебное расследование». «Международный аэропорт Шереметьево выражает искренние и глубокие соболезнования родным и близким Артема Чечикова», — указано в сообщении пресс-службы аэропорта. Похороны Чечикова прошли накануне в Челябинске. «Надеюсь, семья Артема Чечикова, его молодая супруга Елена и близкие друзья сумеют через суд наказать виновных. Сейчас они ищут юристов, чтобы как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки», — добавляет блогер Дмитрий Балакирев.

Добавить комментарий