Украинских беженцев с ВИЧ не депортируют могут ли депортировать из за вич

Теперь украинцам — носителям ВИЧ, бегущим в Россию из зон боевых действий, не придется скрываться от властей, опасаясь быть депортированными. В ФМС России пояснили, что крайние меры не будут распространяться на беженцев. Изменения отношения к ВИЧ-инфицированным добились представители РПЦ, получив соответствующий ответ от миграционной службы. В ФМС России разрешили ВИЧ-инфицированным гражданам Украины обращаться за статусом беженца или за предоставлением временного убежища. Такой ответ получили в РПЦ в ответ на просьбу разъяснить права беженцев из зон боевых действий с таким заболеванием. В службе подтвердили, что все еще действует запрет на пребывание на территории РФ иностранных граждан с ВИЧ-инфекцией, однако для беженцев будет сделано исключение. Слишком буквальное толкование законодательства чиновниками бьет по ВИЧ-инфицированным гражданам сопредельных государств. Как выяснила…  «В соответствии с законодательством о беженцах наличие у лица, обратившегося за предоставлением убежища на территории РФ, ВИЧ-инфекции либо иного заболевания не является основанием для отказа в признании его беженцем или в предоставлении временного убежища», — заявила в ответе в РПЦ начальник управления по вопросам гражданства ФМС России Валентина Казакова. Документ есть в распоряжении редакции. Казакова добавила, что в некоторых случаях основанием для предоставления временного убежища на территории России может стать состояние здоровья заявителя. Об этом говорится в п.7 Порядка предоставления временного убежища на территории РФ, утвержденного постановлением правительства России от 9 апреля 2001 года, №274. В РПЦ восприняли решение федеральной миграционной службы с большим воодушевлением. Серьезнее всего вопрос с ВИЧ стоял в Ростовской области, где украинские беженцы толпами переходили границу. «На территории Шахтинской епархии есть три международных перехода через границу. Летом в пиковые месяцы на учет вставали около 50 тыс. беженцев — и это только легальные. По неофициальным данным, количество нелегальных в два-три раза было больше, — рассказал «Газете.Ru» священник Владислав Касьянов, глава социального отдела Шахтинской епархии. — По данным ВОЗ, 1,2% жителей Украины ВИЧ-инфицированы. И если брать только легальное количество беженцев, то получаем, что как минимум 600 человек с ВИЧ-инфекцией находилось на территории Ростовской области. А если брать беженцев по всей стране, то цифры намного больше. Для Ростовской области прибытие такого количества носителей превышало годовой прирост больных. И это требовало особого внимания». Первоначально в епархии не знали об этой проблеме, оказывали обращавшимся к ним беженцам материальную, продовольственную и духовную помощь. Но затем к ним пришли беременные женщины и мамы с ВИЧ, которые беспокоились о состоянии здоровья своих детей, не получающих терапию. Тут священнослужители поняли, что оказать им помощь в виде лекарств и терапии можно только одним способом — поставить их на медицинский учет, а для этого женщинам надо было получить легальный статус. Но закон о депортации ВИЧ-носителей не давал возможности это сделать — все женщины подлежали депортации. Потом стало ясно, что беженки-нелегалки начали заражать местное население. «На совещании руководителей социальных отделов Северо-Кавказского и Южного федеральных округов представители других епархий говорили о такой проблеме: некоторые молодые девушки растерялись, пытались заработать, искали, на что жить в условиях полной неопределенности… В общем, много было случаев заражения и много скандалов, связанных с тем, что носители-беженцы заразили местное население в тех местах, где были размещены на временное пребывание», — рассказал отец Касьянов. В Москве официальных беженцев с Украины было немного, чего нельзя сказать о нелегалах. «В Общецерковный штаб помощи обратились трое ВИЧ-инфицированных беженцев — семейная пара и молодая девушка. Для них мы приобрели необходимые лекарства — «Иммуноглобулин», «Трувада», «Фосфоглив форте». Эти препараты довольно дорогостоящие, например упаковка 30 таблеток «Фосфоглив» стоит 12 тыс. руб., «Трувада» — 15 тыс.», — рассказала координатор церковного штаба помощи беженцам Елена Моспанова. Всего в столице России с конца июля прошлого года беженцы обратились за помощью в московский церковный штаб 12,5 тыс. раз. Большинству были выданы вещи, в том числе товары для школы, продукты и лекарства. Билеты были куплены 615 гражданам Украины, более 170 ожидающих отъезда были расселены в хостелах за счет РПЦ. Гражданка Украины просит ЕСПЧ разрешить ей приехать в Россию и жить с семьей. Ей запретили пересекать границу из-за ВИЧ-инфекции — такой запрет…  Сейчас в проблеме с беженцами — носителями вируса можно поставить точку, говорит отец Касьянов. «Мы получили разъяснения, теперь есть «дорожная карта» для людей, живущих с ВИЧ. Как только они обращаются за получением статуса, их уже нельзя депортировать: они уже оказываются под защитой нормативных актов», — отметил отец Касьянов. Правозащитники тоже с радостью приняли разъяснения ФМС России. Адвокат правозащитной организации «Агора» Рамиль Ахметгалиев пытался добиться разрешения на пребывание в России 30-летней гражданки Украины с ВИЧ. Ее муж-россиянин живет в Санкт-Петербурге. Женщина с двумя детьми навещала родственников в Донецкой области, а когда поехала обратно, то ее на границе ссадили с поезда. «По последним данным, ничего не изменилось — она живет в Донецкой области, с городе Селидово», — пояснил «Газете.Ru» Ахметгалиев. Он выразил надежду, что документ от ФМС России поможет в судьбе его подопечной.

Добавить комментарий